Снято обвинение по амнистии

Вторая за год амнистия добралась до фигурантов громких уголовных дел

Снято обвинение по амнистии

МОСКВА, 10 дек — РАПСИ.

Амнистия, проект которой находится в Госдуме, к 20-летию Конституции РФ, как ожидается, выпустит из-под стражи и освободит от отбывания наказания ряд фигурантов громких уголовных дел — среди них, предположительно, экс-глава Минобороны Анатолий Сердюков и фигурантка уголовного дела о беспорядках на Болотной площади Мария Баронова. Однако большинство подсудимых и осужденных по резонансным делам данный акт не коснется — если его текст не изменится в ходе слушаний в парламенте.

Новости российского и международного права на сайте РАПСИ >>

В планах разработчиков документа — освободить от отбывания наказания и уголовной ответственности наименее социально защищенных категорий осужденных, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также лиц, имеющих определенные заслуги перед Российской Федерацией. Ранее глава профильного думского комитета по уголовному законодательству Павел Крашенинников заявил РИА Новости, что документ может быть рассмотрен Госдумой во вторник, 17 декабря.

Надежда Толоконникова и Мария Алехина из Pussy Riot могут быть амнистированы как осужденные по части 2 статьи 213 УК РФ (хулиганство), кроме того, постановление распространяется на них как на матерей малолетних детей. Если, конечно, они не будут признаны в колонии злостными нарушительницами режима — на таких нарушителей амнистия не распространяется.

Среди осужденных по статьям, на которые не распространяется амнистия, оказались фигуранты многих резонансных уголовных дел. Не будет снято наказание с Алексея Навального и Петра Офицерова, осужденных по части 4 статьи 160 УК РФ (организация растраты чужого имущества в особо крупном размере). Читайте подробнее >>

Не выйдут на свободу по амнистии Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, так как они осуждены по части 3 статьи 160 УК РФ (присвоение или растрата, совершенные с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере) и части 3 статьи 174.1 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате совершения им преступления, организованной группой).

Оппозиционера Константина Лебедева тоже не позволяет освободить статья, по которому ему вынесен приговор, часть 1 статьи 212 УК РФ (организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества) и часть 1 статьи 30, часть 1 статьи 212 УК РФ (приготовление к организации массовых беспорядков). Осужденный по “Болотному делу” Максим Лузянин не может быть освобожден по амнистии из-за обвинения в “применении насилия в отношении представителя власти” (статья 318 УК РФ).

Статья “получение взятки” (290 УК РФ) делает невозможной амнистию для бывшего главы ГСУ СКП РФ Дмитрия Довгия и экс-директора ДК “Мошенский” Ильи Фарбера.

Таисия Осипова имеет несовершеннолетнюю дочь, но осуждена по части 3 статьи 228.1 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств в особо крупном размере).

Невозможна амнистия и для Надежды Цапок, приговоренной к трем годам колонии общего режима по части 4 статьи 159.

2 УК РФ (мошенничество при получении выплат в особо крупном размере в составе организованной преступной группы).

В тот же список статей попали “приготовление к организации вооруженного мятежа”, по которой осужден экс-полковник Владимир Квачков, “мошенничество в особо крупном размере”, за которое получил семь лет колонии бизнесмен Виктор Батурин, и “умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору”, по которой вынесен приговор бывшему солисту Большого театра Павлу Дмитриченко.

Под следствием и могут выйти

Из тех, кто сейчас под следствием, вероятнее всего, будет амнистирован экс-министр обороны Анатолий Сердюков, обвиняемый по части 1 статьи 293 УК РФ (халатность), так как за это преступление предусмотрено наказание не свыше пяти лет лишения свободы. О деле Сердюкова читайте подробнее >>

Единственная из всех обвиняемых по “Болотному делу”, которая должна быть освобождена, — Мария Баронова, обвиняемая по части 3 статьи 212 УК РФ (призывы к массовым беспорядкам) и находящаяся под подпиской о невыезде, так как она мать несовершеннолетнего ребенка.

Под следствием — и их судьба неясна

Если амнистия осужденных за преступления распространяется на всех, кто приговорен по частям второй и третьей статьи 212 (участие в массовых беспорядках и призывы к ним), статье 213 (хулиганство) и части первой статьи 264 (нарушение ПДД) Уголовного кодекса, то подследственные и обвиняемые попадают под амнистию только по статье 264 УК РФ.

Судьба остальных зависит от приговора суда — то есть от следствия и судебного разбирательства они освобождены точно не будут.

Но если суд решит вынести наказание не больше пяти лет лишения свободы или же не связанное с лишением свободы, под амнистию могут попасть активисты Greenpeace, обвиняемые по части 2 статьи 213 УК РФ (хулиганство).

Читайте подробнее >>

Та же участь, в случае срока менее пяти лет или, например, условного, ждет девятерых фигурантов “Болотного дела”: Леонида Ковязина, Владимира Акименкова, Дмитрия Рукавишникова, Николая Кавказского, Рихарда Соболева, Александра Каменского, Федора Бахова, Олега Архипенкова и Анастасию Рыбаченко.

Уже сейчас можно сказать, на кого из обвиняемых, но пока не осужденных, амнистия не распространится. Причина в том, что статьи, по которым предъявлено обвинение, перечислены в постановлении об амнистии как исключающие ее применение.

В частности, перед судом предстанет экс-чиновница Минобороны Евгения Васильева, которой предъявлено обвинение по части 4 статьи 159 (мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере), статье 201 (злоупотребление полномочиями), части 3 статьи 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий) и части 4 статьи 174.1 УК РФ (легализация денежных средств, полученных преступным путем, совершенная организованной группой).

Часть 1 статьи 212 УК РФ (организация массовых беспорядков) также исключает амнистию, а потому не будут освобождены оппозиционеры Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев. Читайте подробнее >>

Суд ждет и отстраненного мэра Ярославля Евгения Урлашова, обвиняемого по части 3 статьи 30, части 6 статьи 290 УК РФ (групповое покушение на получение взятки по предварительному сговору, сопряжённое с вымогательством, совершённое в особо крупном размере), пункту “в” части 5 статьи 290 УК РФ (получение взятки, совершенное в крупном размере). Читайте подробнее >>

Двенадцати фигурантам “Болотного дела”, помимо обвинений в участии в массовых беспорядках, вменяется также часть 1 статьи 318 УК (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти).

Она исключает амнистию для Степана Зимина, Ильи Гущина, Алексея Гаскарова, Ярослава Белоусова, Андрея Барабанова, Артема Савелова, Алексея Полиховича, Александра Марголина, Дениса Луцкевича, Сергея Кривова, Михаила Косенко, Александры Духаниной, Елены Коптаревой.

Источник: https://ria.ru/20131210/983214781.html

Фсб использовала амнистию капитала против бизнеса

Снято обвинение по амнистии

ФСБ нашла, чем напугать бизнес /Виталий Невар / ТАСС

«Вопрос доверия – а вдруг информация о наших зарегистрированных компаниях, счетах попадет в СМИ, нас начнет кошмарить правоохранительная система. Этого не произошло», – объяснял в январе 2018 г.

министр финансов Антон Силуанов, почему бизнес может без опаски пользоваться амнистией капитала. Но, как выяснили «Ведомости», это все же произошло.

ФСБ не только изъяла в здании центрального аппарата ФНС одну из специальных деклараций об амнистии, но и использует ее в качестве доказательства в уголовном деле, а суд нарушений в этом не усмотрел.

Эксперты называют это опасным прецедентом, который создает угрозу для всех, кто решил легализовать свои капиталы. Похоже, завтра (после выхода статьи. – «Ведомости») многие из тех, кто поверил обещаниям властей, уже будут лететь за границу, иронизирует консультант, чьи клиенты активно сдавали специальные декларации в ФНС.

Опасный прецедент – о других таких случаях опрошенные «Ведомостями» юристы не слышали – случился в уголовном деле Валерия Израйлита, совладельца компании «Усть-Луга», строившей одноименный морской порт на побережье Финского залива в Ленинградской области. Копии обвинительного заключения и других материалов дела, которое сейчас рассматривает Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга, «Ведомостям» предоставила сторона защиты.

По мнению обвинения, преступная группа, в которую входил Израйлит, экономила на поставках некачественных труб для порта и выводила деньги за границу. В декабре 2016 г. Израйлит был арестован.

До этого, узнав о возбужденном деле, он поручил своим сотрудникам убрать все следы его «бизнес-деятельности», говорится в обвинительном заключении, но одна из сотрудниц испугалась и забрала компьютер домой, где его изъяли следователи.

Из переписки в ICQ сотрудники УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и узнали, что в начале 2016 г. Израйлит подал декларацию об амнистии.

Найдя сведения о декларации, возможно ее электронную копию, следователи запросили разрешение суда на выемку декларации в ФНС, считает один из адвокатов Израйлита – Виктория Бурковская, партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Суд со следователями согласился («Ведомости» ознакомились с его решением), и в марте 2017 г. декларация оказалась в руках ФСБ.

Ее содержание также описано в обвинительном заключении: в середине 2016 г. Израйлит задекларировал контролируемые им иностранные компании, квартиру в Лондоне, акции, банковские счета.

У одной из этих компаний – Midwest Marketing Limited Израйлит якобы собирался купить свою же яхту, считает обвинение. Так он хотел объяснить перевод валюты за границу в 2013 г.

, но затем расторг договор купли-продажи, говорится в заключении.

Это стало поводом для обвинения его в выводе средств за границу по подложным документам, кроме того, он обвиняется в легализации средств, полученных в результате преступления, и в особо крупном мошенничестве (соответственно ст. 193.1, 174.1 и 159 Уголовного кодекса, УК). Следователи использовали декларацию как доказательство по первым двум статьям.

«Если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти, не спросят об источниках и способах получения капитала, что он не столкнется с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов». Декабрь 2014 г.

Адвокаты Израйлита настаивали, что делать этого нельзя, ссылаясь на прямой запрет в законе о добровольном декларировании активов и счетов. Амнистия освобождает человека от ответственности лишь за некоторые преступления, например налоговые.

И хотя Израйлиту предъявлены обвинения по другим статьям УК, но гарантии, предоставленные законом, распространяются на любые уголовные дела, говорит Бурковская: декларацию нельзя использовать в качестве доказательства, если только ее не приобщил к делу сам декларант.

Но суд с этим не согласился и 20 сентября отклонил ходатайство защиты об исключении декларации из дела.

Раз Израйлиту инкриминированы преступления, на которые амнистия не распространяется, значит, закон о добровольном декларировании не применяется и декларацию можно использовать в качестве доказательства, решил суд («Ведомости» ознакомились с записью выступления судьи Анжелики Морозовой, предоставленной защитой).

Представитель объединенной пресс-службы судов Санкт-Петербурга лишь подтвердил, что по делу проводятся предварительные слушания в закрытом режиме, не ответив на вопросы «Ведомостей» по существу.

Представитель ФНС не ответил на запрос, так же как и представители ФСБ и прокуратуры Санкт-Петербурга в выходные 21–22 сентября.

Представитель Силуанова не смог прокомментировать вопрос в воскресенье вечером.

Большинство опрошенных юристов считают, что суд грубо нарушил закон об амнистии.

Гарантии не использовать спецдекларации в качестве доказательств распространяются на любые составы преступлений, а не только на статьи, упомянутые в законе, уверен партнер «Коблев и партнеры» Руслан Коблев.

Двойного толкования быть не может – это условие было главной гарантией, что бизнес может доверять государству, категоричен он.

1 января 2015
Вступило в силу законодательство о деофшоризации Власти обязали бизнес и предпринимателей отчитываться о своих иностранных компаниях и платить с их прибыли налог

С 1 июля 2015 до 30 июня 2016

Первая волна амнистии капиталов Предприниматели получили право подать декларацию и освободиться от ответственности за ранее совершенные нарушения налогового и валютного законодательства

С 1 марта 2018 до 28 февраля 2019

Вторая волна амнистии капиталов Второй этап амнистии предоставлял такие же гарантии, как и первый

3 августа 2018

Вступил в силу пакет законов о международных компаниях (российские офшоры) В России были созданы специальные административные районы (САР) на о. Русский в Приморье и о. Октябрьский в Калининграде. Переехав туда, компании могут воспользоваться налоговыми и валютными преференциями

С 1 июня 2019 до 29 февраля 2020

Третья волна амнистии капиталов Предусмотрены те же гарантии, как и на первом и втором этапе амнистии. Но получить их можно лишь при условии репатриации денег и (или) перевода контролируемых иностранных компаний в САРы

Источник: «Ведомости»

Но некоторые эксперты считают, что суд все же может создать опасный прецедент.

В целом логика суда понятна, говорит управляющий партнер юрфирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев: человек обвиняется в преступлении, на которое амнистия не распространяется, поэтому декларация может использоваться в качестве доказательства.

Кроме того, суд подчеркнул, что оперативники действовали в соответствии с законом об оперативно-розыскной деятельности, в котором нет исключений для закона о добровольном декларировании.

Но в таком случае декларацию можно использовать и в других делах, что противоречит самой сути амнистии – она лишается смысла и не только не защищает от возможного преследования, а, напротив, создает риски, предупреждает партнер KPMG Анна Воронкова. Это единичный случай, настаивает федеральный чиновник.

Первоначально амнистия должна была продлиться с июля 2015 г. до 20 июня 2016 г. – за операции с задекларированными активами и счетами нельзя привлечь к ответственности по обвинению в преступлениях, перечисленных в законе. Но особого успеха амнистия не имела – бизнес боялся, что из сейфов налоговиков декларации попадут и к силовикам. Вторая волна амнистии была более популярна.

«Очень нас радует, что люди поверили!» – рассказывал руководитель ФНС Михаил Мишустин в интервью «Ведомостям» год назад. Поверили 19 000 человек – столько деклараций было подано к июню 2019 г., сообщал Минфин. По сведениям Силуанова, всего за 2018 г. было задекларировано более 10 млрд евро на счетах.

В итоге чиновники решили провести еще одну амнистию, которая продлится до марта 2020 г.

Гарантии властей были очень важны: в законе об амнистии достаточно пробелов и многие клиенты решились на нее только из-за обещаний властей, что силовики не воспользуются декларациями, говорит один из консультантов.

Главный пробел – отсутствие поправок в закон об оперативно-розыскной деятельности, считает Коблев: если оперативники ознакомятся с декларацией и оформят это в виде результатов оперативно-розыскных мероприятий, опровергнуть такие доказательства сложно.

Увидев данные из декларации, оперативник может их свободно использовать, согласен управляющий партнер Taxadviser Дмитрий Костальгин.

Бизнес видел риски в том, что амнистия не распространяется на мошенничество (такое решение было принято после консультаций с FATF – организацией по противодействию легализации и отмыванию капитала. – «Ведомости»), вспоминает Воронкова. Оказывается, опасения были не напрасны, заключает она.

Юристы считают, что использование декларации в деле Израйлита наглядно иллюстрирует ситуацию с инвестиционным климатом в России и гарантиями, которые власти дают бизнесу.

Основная проблема российского законодательства – в постоянно меняющейся правоприменительной практике, а также обвинительном уклоне судебной системы, рассуждает руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner Russia Антон Гусев.

Законодатель действительно хотел, чтобы декларации были тайной, но правоохранительные органы искажают смысл законов, а суд встает на их сторону, говорит он. Судьи практически не вникают в обоснование ходатайств следователей и дают им карт-бланш на любые нарушения – из-за этого законы могут потерять свой основной смысл и перестать работать, заключает Гусев.

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2019/09/22/811765-fsb-ispolzuet-amnistii

Юрист скажет
Добавить комментарий