Могут приставы продать долю квартиры за штраф в 22 тысячи?

Когда вас могут не выпустить за границу | Блоги | ОТР

Могут приставы продать долю квартиры за штраф в 22 тысячи?

Фотобанк Лори

Вы собрались на майские праздники слетать куда-нибудь за границу? А сможете ли пересечь рубеж Родины? По данным Федеральной Службы судебных приставов в этом году не сумеют осуществить свои планы порядка двух с половиной миллионов россиян. Объясняем почему.

Если должен – не прощают

По последним данным ФССП ею вынесены и переданы в пограничную службу ФСБ постановления о временном ограничении на выезд из России на 1 млн. 700 тысяч граждан. В отношении еще 692,8 тыс.

должников Служба соответствующие постановления вынесла, но пока еще не передала пограничникам.

Это означает, что у части сограждан есть хорошие шансы погасить долги и не иметь проблем при пересечении границы.

Теперь о том, кто эти люди, в отношении которых перестает действовать п.2 статьи 27 Конституции РФ, в котором говорится: “Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации”.  Из этих 1 млн.

700 тысяч россиян 44% имеют долги на сумму свыше 30 тыс. руб. перед официальными кредиторами (42% – перед банками, 1,5% – по займам МФО). Остальные не оплатили услуги ЖКХ, штрафы, налоги и т. д.

на ту же сумму или имеют задолженность по алиментам более 10 тыс. руб.

В зоне риска почти 9 млн

Но это только цветочки. По данным экспертов МФК “Домашние деньги”, в зоне риска находятся еще около 9 млн. россиян. Столько наших сограждан сейчас имеют задолженность, просроченную уже на 90 дней и более перед банками и микро-финансовыми организациями (МФО).

Из них у 6,7 млн. задолженность превышает те самые 30 тысяч рублей, которые дают судам и ФССП право выносить постановления о запрете пересекать границу. С 1 октября 2017 года законодатели повысили порог долга с 10 до 30 тысяч рублей (кроме задолженности по алиментам). А так “лишенцев” могло оказаться еще больше.

Львиную долю лишенных права выезжать за границу должников составляют клиенты банков, задолжавшие кредитору. И это понятно: по статистике средняя сумма потребительского кредита в банке более чем в 10 раз превышает “средний чек” в МФО.

Что нужно знать должникам

Для того, чтобы оценить свои шансы стать “невыездным”, нужно учитывать следующие обстоятельства. В случае задолженности перед банком или МФО кредитор может обратиться в суд за возмещением сразу после возникновения просрочки по платежам. Если суд принимает решение о принудительном взыскании долга, решение передается судебным приставам.

Но оно должно сопровождаться заявлением от истца и ходатайством об ограничении права на выезд. Тогда пристав, согласно закону об исполнительном производстве, может вынести постановление о временном ограничении для должника права пересекать границу.

При этом пристав предварительно обязан отправить должнику постановление о начале исполнительного производства и у граждан есть пять дней на то, чтобы погасить долг.

Если вам выписан административный штраф (в том числе и за нарушения ПДД), то он должен быть оплачен в течение 60 дней.

Дальше дело попадает непосредственно в ФССП и уже служба может обратиться в суд, который оценит необходимость установления запрета на выезд. Вряд ли суд станет связываться с небольшими суммами.

Но, если задолженность по штрафам большая, правосудие может проявить принципиальность.

Не отличается поворотливостью и налоговая служба. Поэтому информация по налоговым недоимкам может накапливаться годами. Но если налоговики спохватятся, то процедура, так же, как и в случае с банками, пойдет через суд.

Практику ограничения права на выезд для должников специалисты, связанные с этой сферой, оценивают как очень эффективную. В 2017 году с невыездных граждан было взыскано более 61 млрд рублей, что в разы больше, чем в предыдущие годы.

Что делать собирающимся за границу

Контроль, контроль и еще раз контроль. Хотя практически все процедуры взаимоотношений кредиторов и должников подразумевают письменные извещения о существующих претензиях, но в экстренной ситуации доводы, что вы ничего ни от кого не получали, силы иметь не будут.

Поэтому совет – недели за три до поездки (а лучше регулярно) проверяйте, нет ли у вас долгов на сайте ФССП (https://fssprus.ru/iss/ip/) или в личном кабинете на сайте госуслуг. Необходимо помнить, что наличие долгов еще не означает введенного запрета на выезд.

Если же вы “попали”, то необходимо срочно оплачивать задолженность. Сделать это можно и на сайте ФССП банковской картой.

Погасив задолженность, необходимо предоставить подтверждающие документы судебному приставу, который должен будет подписать постановление об отмене запрета на выезд и направить его пограничникам.

Согласно закону об исполнительном производстве, эта процедура может занять от 10 до 14 дней.

При этом здесь все будет зависеть от добросовестности судебного пристава, занимающегося вашим делом. Поэтому придется все время его контролировать.

Правда, в прошлом году руководство ФССП обещало, что с 1 октября их взаимодействие с ФСБ будет происходить в электронном виде, и время на снятие запрета может сократиться до суток. Но обещать – не значит жениться.

Поэтому юристы предупреждают – убеждение, что можно оплатить долги в аэропорту и улететь – это миф.

Возможны ошибки

А если вы давно оплатили свою задолженность, приезжаете в аэропорт и узнаете, что запрет на выезд никто и не подумал снять? Может ли такое быть и что делать?  Все возможно. Мы уже упоминали, что многое зависит от добросовестности выполнения своих обязанностей судебным приставом.

Если он забыл направить в погранслужбу постановление об отмене в отношение вас запрета на выезд, то это является достаточным основанием, чтобы попробовать через суд компенсировать убытки, понесенные в результате недобросовестности или ошибки чиновников.

И совсем вопиющие случаи, когда государство пытается получить с вас то, что вы ему абсолютно не должны: ошибочно выписанные штрафы, начисленные налоги, долги по несуществующим кредитам. Только необходимо помнить: в этих случаях вам предстоит длительная судебная тяжба.

И отправиться на несколько дней за границу до ее окончания вряд ли получится.

Сергей Анисимов

Источник: https://otr-online.ru/blogs/blog-internet-redakcii-otr/kogda-vas-mogut-ne-vypustit-za-granicu-210.html

О квартирном рейдерстве и как с ним бороться

Могут приставы продать долю квартиры за штраф в 22 тысячи?

“Квартирное рейдерство” – термин довольно молодой. Лет 5 назад ещё его было сложно найти в прессе.

Но вот последние 3-4 года он всё чаще и чаще мелькает на страницах как бумажных изданий, так и интернет-сайтов, в речах политиков и общественных деятелей, да и в выступлениях обычных граждан.

Квартирным рейдерством называют обычно захват квартиры владельцами небольшой (а иногда и большой) доли в ней путём выживания совладельцев.

Как это выглядит? Некто покупает долю в праве собственности на квартиру или комнату. Затем под любым предлогом вселяется в неё (иногда помогает суд, иногда просто грубая сила).

После этого нехитрыми способами – от жарки селёдки на кухне, мокрых полов в туалете и забивания замков спичками, до поигрывания острыми колюще-режущими предметами и конкретных обещаний несладкого будущего, – соседи выживаются из квартиры или комнаты так, что им остаётся только пытаться продать и свою долю.

Рейдеры часто согласны её купить, но за 10 – 20% реальной стоимости. Как правило, они и первую свою долю купили за пол-цены, если не меньше.

Вроде бы ситуация совершенно ясная. И вроде бы совершенно ясно, что тут делать – собирать доказательства, выселять по суду незаконно вселившихся, ловить эту банду и сажать её.

Но почему-то в общественном мнении зачастую ситуация выглядит иначе: оно видит нарушения не там, где они есть (незаконное вселение, чинение препятствий собственникам, угрозы и шантаж), а там, где их нет (приобретение доли криминальными личностями).

Хуже того, квартирным рейдерством, некоторые сознательно передёргивая, а некоторые и искренне заблуждаясь, начинают называть не незаконное вселение и выживание собственников из квартиры, а вполне законное отчуждение доли в жилом помещении её собственником постороннему лицу.

По мнению многих, если у семьи Ивановых есть 2/3 квартиры, в которой они проживают, а их дальнему родичу Петрову досталась 1/3 этой квартиры по наследству, то совершенно нормально, что Ивановы не только не пускают Петрова жить (что, в общем, наверное, правильно: посторонний человек в чужой квартире сильно ущемляет права на жилище), но и вообще делают вид, что никакой его доли тут нет, а они могут спокойно, безвозмездно и беспроблемно пользоваться всей квартирой. Впрочем, готовы купить у него его 1/3, но конечно, не за треть цены квартиры, а рублей за сто. Ну или сколько у них от последней зарплаты осталось. Не согласен – “Как знаешь, вообще ведь ничего не получишь”.

Вполне себе неудивительно, что озверевший Петров вначале пытается найти управу на Ивановых. Но ни наш закон, ни наш нерешительный (в подобных ситуациях. В других – весьма решительный) суд ему не подмога.

В законе ничего внятного о том, как собственник доли, который не может непосредственно использовать объект, может получить причитающееся ему иным способом.

А без чёткого указания закона суды мнутся и боятся выдать волюнтаристское требование, например, обязать Ивановых выкупить у Петрова его долю за пропорциональную долю стоимости целой квартиры, или назначить ему ежемесячную плату с Ивановых, и так далее. Мировых соглашений тоже по таким делам почти не бывает.

Помыкавшись где-то в судах, а где-то без судов, вконец возненавидев своих зачастую кстати родственников, Петров решает: “Да пропади пропадом эта доля, ничего с неё не получу, так хоть как следует нагажу вредным совладельцам”. Так и попадают доли квартиры в собственность криминальных личностей, которые дальше устраивают то, что и называется, если говорить объективно, “квартирным рейдерством”.

Конечно, это не единственный возможный вариант. Есть и другие: например, в приватизированной квартире один из собственников разругался с другими, покатился по наклонной и продал свою долю всё тем же сомнительным личностям. Вина бывает и на одной, и на другой стороне.

Способов передать свою долю даже без уведомления совладельцев более чем достаточно. Это и дарение, и отступное по фиктивному займу, и дарение + продажа (сначала микродоля дарится, затем тому же лицу продаётся большая доля).

Правда, после введения нотариального удостоверения сделок отчуждения с долями недвижимости накал “альтернативных” способов отчуждения спал, и сейчас чаще всего в ходу купля-продажа, подразумевающая предварительное уведомление совладельцев.

Но и дарение остаётся в силе, ведь если стороны уверенно и упорно говорят, что передают долю безвозмездно, нотариус сам не вправе решать, что сделка притворная, а ограничивается только разъяснением возможных рисков и последствий.

И вновь нельзя не обратить внимание, что в народе бытует безграмотное мнение, что преимущественное право покупки означает, что “без согласия других собственников никому передать долю нельзя”.

Подкрепляемое столь же малограмотными консультациями “юристов”, увы. В действительности, если уж собственник решился свою долю отчуждать, то он это сделает, хотят его совладельцы или нет.

В том числе и через куплю-продажу.

Как это делается? Вначале собственник доли, который желает её продать, идёт к нотариусу (есть и варианты обойтись на этой стадии без нотариуса, но они менее надёжны). Там он направляет заявление в адрес каждого из других участников долевой собственности.

В заявлении сообщает о намерении продать долю третьему лицу, указывая цену и другие условия продажи. И предлагает воспользоваться преимущественным правом покупки.

Это заявление нотариус направляет (обычно Почтой России) по адресу совладельца (желательно по адресу регистрации места жительства, но работает иногда и фактическое место жительства).

НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, получил ли адресат письмо или сидел в кустах, надеясь, что пронесёт, в соответствии со ст. 165.1 ГК РФ, если письмо было направлено по правильному адресу, он считается его получившим.

После получения (или того, что признаётся получением) данного заявления начинается отсчёт срока продолжительностью один месяц.

И если за это время сособственники не решились заключить договор на предложенных условиях, не собрали деньги (обычно в заявлениях ставится условие, что деньги должны быть уплачены сразу) и не подписали договор, то можно продавать долю посторонним лицам на предложенных совладельцам условиях. Совершенно без учёта каких-либо желаний и возражений других собственников.

Но у многих граждан опять “особое мнение”. Я такое называю “крестьянская хитрозадость”. Одни думают, что могут вместо предложенных им условий предложить свои условия и потянуть время (типичное: “а я считаю, что его доля столько не стоит”); другие считают, что если они ответили “я согласен”, то после этого уже можно ничего не покупать, а сделка у продавца всё равно уже сорвалась.

Ничего подобного! Продавец идёт к нотариусу, показывает свидетельство того же или другого нотариуса о том, что совладельцы были уведомлены. Независимо от того, получили они заявление или уклонились, результат будет один.

Главное, чтобы было какое-нибудь подтверждение того, что уведомление направлено по правильному адресу, а не “на деревню дедушке, Константину Макарычу”.

В крайнем случае, нотариус запросит информацию о лицах, проживающих по адресу, куда было направлено письмо.

Сделка совершена, удостоверена, право зарегистрировано, в квартире или комнате появляется новый собственник.

Возможно, он правда рейдер, возможно он хороший человек, которому нужно где-то жить, возможно он инвестор, расчитывающий на снос дома, возможно, он пользуется лазейкой в нормативных актах, которая пока позволяет регистрировать место жительства даже при наличии 1/10000000 (можно уменьшать и далее) доли в праве собственности.

Вполне возможно, что ему от этой доли ничего, кроме регистрации по месту жительства, и не нужно. Ни нотариус, ни регистратор, ни даже суд не вправе судить о его намерениях, если таковые не являются незаконными и не проявились в конкретных поступках.

Поэтому на этом этапе остановить рейдеров невозможно. Совсем невозможно: если даже один нотариус заподозрит и откажет, они будут умнее, и у другого не будут делиться своими планами на будущее.

Таким образом, есть только один способ эффективной борьбы с квартирным рейдерством: противодействие собственно их незаконным действиям, которые состоят в выживании собственников из жилья. Как уже писалось выше: сбор доказательств, выселение, суд…

А самый лучший вариант – это не допустить самой ситуации, когда квартирные рейдеры появятся в общем жилье. Но, к сожалению, хотя он и самый лучший, но не всегда самый простой.

Отбрасывая те случаи, когда от совладельцев вообще ничего или мало что зависит, в нашей стране слишком часто надеются на авось. “Авось, не продаст” и “Небось, не сумеет”.

Поэтому с недружественным совладельцем не церемонятся, на переговоры не идут, а если и идут, то на неприемлемых условиях. В результате ситуация заходит в тупик, из которого простого выхода не существует.

Если ещё можно как-то зафиксировать угрозу насилия, то как зафиксируешь, например, изгаженные полы в туалете? Ставить скрытые камеры, нарушая неприкосновенность частной жизни и, возможно, ещё и статью УК, запрещающую приобретение и использование шпионской техники, как бы себе дороже не обошлось!

Конечно, проблема эта быстро была поднята на уровень государственный. Слушания в Государственной Думе, законопроекты, публикации в СМИ. Но результата – ноль. Законопроекты, в силу их “с плеча рубательского” характера законами не становятся.

Защиты прав жильцов от рейдеров, а владельцев малых долей от произвола владельцев больших – так и нет. Идея запретить вообще оборот долей, по крайней мере, малых – откровенно противоречит основам гражданского права. Это привычный нам по депутатским законопроектам “запретительно-охранительный” подход.

Легче всего “врубить” “запрет на всё”, не разбираясь в природе ситуации и не задумываясь о косвенных последствиях. К счастью, в Думе и прочих государственных структурах хватает людей, которые понимают, к чему может привести подобного рода запретительная политика, поэтому пока процесс не движется.

А вот почему не появляются более взвешенные законопроекты – вопрос серьёзный.

Но перейдём, однако, к моим предложениям, как можно было бы с этим бороться.

Надо выделить два направления:

1) борьба с ситуацией, когда собственник не может извлекать материальное благо из своей собственности (“защита права собственности на долю”);

2) борьба с ситуацией, когда проживающий в жилье не имеет защиты от мер “выживания” (“защита жилищных прав собственника доли”).

Как только мы определяемся с этими направлениями действия и охватываем типичные ситуации в этой области, становится проще понять, что именно делать.

В рамках защиты права собственности на долю самый разумный вариант – это предоставить суду выбирать способ защиты права, в зависимости от ситуации и желания сторон, оперируя следующими вариантами:

1) принудительный для ответчика выкуп доли у истца ответчиком с выплатой строго пропорциональной доли рыночной цены целой квартиры (комнаты, дома);

2) принудительная для ответчика продажа доли истцу с выплатой такого же вознаграждения уже истцом ответчику;

В этих двух случаях следует обеспечить фактическую выплату, во втором случае, внесением всей суммы в депозит суда до принятия решения по существу, в первом случае всеми доступными приставам-исполнителям способами.

3) принудительная для обеих сторон совместная продажа жилья с последующим пропорциональным распределением вырученных средств (по возможности избегая механизма торгов, который ведёт к значительному снижению вырученных сумм, оставляя его только на крайний случай);

4) установление периодических выплат тому из участников собственности, который не может непосредственно пользоваться долей или сдавать её внаём;

5) и наконец, вселение истца или жильцов, которым он сдал квартиру, если он этого желает и это возможно исходя из жилищных условий.

Варианты типа сдачи внаём всей квартиры тоже возможны, но вряд ли имеет смысл это делать как-либо помимо мирового соглашения сторон спора.

Данные варианты должны быть доступны суду; некоторые из них при определённых условиях (например, без желания лица вселить его в жильё должно быть совершенно невозможно – конечно же, это и Конституции противоречило бы; или, например, если истец не желает получать периодические выплаты без какой-то гарантии того, что они ему поступят), кроме того, суд должен всячески способствовать тому, чтобы стороны вышли на мировое соглашение под угрозой неудобного как одной, так и другой стороне варианта решения проблемы.

Если подобное регулирование появится в или статье 250 (или 250.1) ГК РФ, или в каком-нибудь ином месте ГК РФ, то накал ситуации уже существенно спадёт.

Что же касается защиты жилищных прав собственника, то тут надо сделать несколько изменений:

1) либо в ясной и твёрдой форме установить, что регистрация по месту жительства не даёт никаких прав, а наоборот, проживание по определённому адресу даёт все права (то есть, перейти на чисто заявительный порядок регистрации с очень серьёзной ответственностью за ложную регистрацию, вплоть до уголовных штрафов, если это приводит к уклонению от выполнения гражданских обязанностей или от ответственности),

либо наоборот, установить, что для регистрации недостаточно просто владеть долей, а надо иметь либо согласие всех лиц, владеющих самостоятельным жилым помещением (как минимум, изолированной комнатой) и законно проживающих в нём, либо судебное решение, которое указывает, в какой конкретно комнате кто имеет право проживать.

2) и соответственно, вселение в жилое помещение производить только на указанных выше условиях (независимо от выбранной политики в первом пункте): я могу вселиться либо к членам своей семьи в комнату/квартиру, которую они занимают, то есть по общему согласию жильцов и владельцев комнаты/квартиры, либо, если согласия нет, суд рассмотрит, можно ли по размеру моей доли выделить мне лично (или нескольким сособственникам, согласным жить вместе) изолированное жилое помещение. И если да, то вселение по суду, если же нет, то отказ.

3) ввести запретительную санкцию: собственникам доли, не имеющим право вселения во внесудебном порядке, при наличии каких-либо попыток вселиться без суда или препятствования другим собственникам в проживании, судом может быть  наложен запрет вселения в квартиру и даже нахождения в подъезде дома, если это требуется, под страхом уже уголовной ответственности за неисполнение судебного решения. Можно по аналогии с “антисталкерскими” законами США и других стран, где гражданину может быть запрещено приближаться к определённому лицу (или определённому месту).

Может быть, мои мысли и наивны, но, как мне кажется, подобные меры были бы достаточно эффективны.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/8/16/o_kvartirnom_rejderstve_i_kak_s_nim_borotsya

Расплата за косяк: за что штрафуют владельцев квартир и дач

Могут приставы продать долю квартиры за штраф в 22 тысячи?

Владельцы недвижимости могут и не подозревать, что постоянно совершают нарушения, за которые их могут оштрафовать. А все потому, что большая часть этих нарушений – это привычные действия, которые совершают все вокруг. Эксперты рассказали читателям сайта “РИА Недвижимость”, за что вам может “прилететь”.

Нарушают все

Некоторые нарушения сложно назвать случайными, потому что о них много говорят и пишут, но это никого не останавливает.

Например, одно из самых известных и действительно опасных действий, которые совершают владельцы квартир – это незаконная перепланировка, отмечает адвокат Виктория Данильченко.

Если перепланировка будет обнаружена, нарушителю грозит штраф в размере от 2 до 2,5 тысячи рублей, напоминает адвокат московской коллегии адвокатов “Центрюрсервис” Илья Прокофьев. И это еще не все расходы, поскольку нарушитель будет обязан либо легализовать перепланировку, если это возможно, либо вернуть квартиру в первоначальное состояние.

Также владельцев квартир часто штрафуют за шум. Причины тут разные: у кого-то ремонт, у кого-то праздник, а у некоторых вообще стиль жизни такой.

Административная ответственность за это нарушение устанавливается законами субъектов федерации, напоминает Прокофьев. Это означает, что размер штрафа, а также время, когда можно производить шумные работы, в разных частях страны отличаются.

К примеру, в Москве нельзя шуметь с 23-00 до 7-00, делать ремонт с 19-00 до 9-00 и с 13-00 до 15-00, а также по праздникам и воскресеньям. Размер штрафа составит 1-2 тысячи рублей для физических лиц и от 40 до 80 тысяч для юридических лиц.

Кара за хлам

Если о перепланировке знают многие, то вот про обязанность содержать свою квартиру в порядке – нет. Однако КоАП предусматривает наказание за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилья (см. статью 6.4), подсказывает Прокофьев.

Речь, правда, идет не об отставленных с вечера грязных тарелках, а о таком уровне беспорядка в квартире, когда он причиняет вред соседям.

Например, слишком большое количество домашних животных, годами не выбрасываемый мусор, колонии домашних вредителей – словом, все то, что способно выбраться из вашей квартиры.

Нарушением будет и захламление общего тамбура, причем захламлением могут счесть не только реальные горы мусора, но и любые крупногабаритные предметы, которые люди часто хранят в “предбаннике”, например, велосипеды, небольшие стеллажи и так далее. Размер штрафа может составить 1-1,5 тысячи рублей, если нарушение засечет пожарная инспекция.

Дачный режим

Загородная жизнь ассоциируется с расслабленностью и отдыхом, поэтому люди часто забывают, что и здесь действуют определенные правила поведения и обращения с домом и участком.

Например, рассказывает Прокофьев, один из распространенных штрафов для дачников налагается за самовольную перепланировку дома (см. часть 1 статьи 7.21 КоАП).

Логика людей проста: частный дом только мой, поэтому ничего согласовывать не надо.

Однако за такие действия им грозит штраф в размере 1-1,5 тысячи рублей, а также обязанность устранить нарушение, как и в случае с “городской” перепланировкой.

А вот одним из самых “дорогих” для дачников может стать нарушение режима использования участка – штраф за это назначают в размере от 10 тысяч рублей, предупреждает Прокофьев. Дело в том, что любой земельный участок имеет определенный вид разрешенного использования, в котором указано, что именно можно на этом участке делать.

Очень распространенный “способ” получить такой штраф – построить дом с большим количеством этажей, чем это допустимо. Так в садовых товариществах частенько попадаются особняки высотой в 3-4 этажа, тогда как возводить строения выше двух этажей там недопустимо.

Как и в случае с перепланировкой, здесь высока вероятность, что собственника не только оштрафуют, но и заставят привести строение в надлежащий вид, то есть убрать лишние этажи.

Недавно Минэкономразвития выступило с инициативой лишать права собственности на участок за наличие на нем мусора и сорняков, что вызвало широкий общественный резонанс. Однако в ходе обсуждения не многие вспомнили, что ответственность за содержание участка в приличном состоянии уже есть – ее предписывают нормы пожарной безопасности (см. часть 1 статьи 20.

24 КоАП). За их нарушение полагается штраф в 2-3 тысячи рублей, подсказывает Прокофьев. Эти правила как раз включают в себя обязанность скашивать слишком высокую траву, в том числе и с внешней стороны участка, убирать мусор и, например, не сажать кусты прямо у забора. Чаще всего об этих правилах вспоминают во время летней засухи или в сезон весеннего пала травы.

Источник: https://realty.ria.ru/20190717/1556615642.html

Юрист скажет
Добавить комментарий